Дек 24, 2015 - 0 Comments - Без рубрики -

Взгляд на ІТ-рынок с трех сторон: аутсорс, продукт, венчур

Image via Shutterstock.

[Об авторе: Алексей Витченко — серийный предприниматель, имеет более 10 лет опыта в digital, e-commerce на западных рынках. С 2014 года — СЕО инвестиционной компании Digital Future, которая дает smart money стартапам из Восточной и Центральной Европы, ориентированным на глобальный рынок]

На DOU часто пишут об аутсорсинге, сравнивая его с продуктовой моделью. Недавно вышла статья Алекса Краковецкого. Я хотел бы развить тему.

Так получилось, что в нашей группе компаний мы развиваем оба направления: и аутсорс, и продукт. Более того, мы инвестируем в украинские стартапы и являемся активным участником венчурного рынка. Поэтому я вижу IT-рынок, как минимум, с трех точек зрения.

Аутсорс и продукт

Глупо отрицать очевидное: Украина — это страна аутсорсинга. Наши позиции несколько снизились в мировом рейтинге аутсорсеров, но кто бы что ни говорил, а около 90% отечественных разработчиков заняты именно в аутсорсе.

В последние полгода мы много ездили с командой Digital Future: были в Израиле, Англии, Ирландии — в основном, на ІТ-форумах, саммитах и других глобальных встречах. Практически везде получали очень высокие оценки компетентности наших технических специалистов. Во многих компаниях работает один или даже несколько украинцев.

Не вижу смысла критиковать аутсорсинговую модель как таковую. Она была, есть и будет. Относительно большие доходы, низкая маржа, хорошие зарплаты разработчиков. Если хотите масштабироваться, то понадобятся широкие связи, крутое портфолио, ну и… крепкая печень. Рецепт успеха в таком бизнесе более-менее понятен.

Мы сами в 2014-м запустили аутсорсинговое направление. Причем, в отличие от большинства других компаний, начинавших с аутсорса, мы шли от продукта к аутсорсу. Теперь опираясь на свой опыт, можем говорить: да, действительно, стартовать в аутсорсе намного проще. Зато в продукте — выше отдача.

Если же смотреть в масштабах экосистемы страны (а я хотел бы подойти к вопросу масштабно и подумать о перспективах), то логичным продолжением развития аутсорса должно стать развитие R&D центров, которые бы обслуживали не только другие страны (или эмигрировавшие украинские команды), но и наши проекты.

Перспективы для разработчиков

Мы всё равно не сможем равняться на Индию, Китай или Пакистан в плане цен. Зато можем брать качеством. У нас сильная техническая подготовка. Правда, качество образования несколько снизилось за последние несколько лет — мы это наблюдаем, когда ищем людей себе в команду. И все-таки наши разработчики позитивно зарекомендовали себя на глобальном рынке.

Другое дело, что у наших программистов уровня senior есть проблема поиска достойных задач. Быстро растут с уровня junior и middle. Но если ты дорос до senior, то рискуешь застрять. Так бывает, когда один проект уже завершен, а новый еще не стартовал. Тогда твоей компании придется искать новые проекты, чтобы ты, senior, не “проедал” бюджет. У нас senior’ы имеют возможность мигрировать по нашим внутренним продуктовым проектам. Но такую “роскошь” могут позволить себе далеко не все украинские компании.

Безусловно, объективности ради, надо заметить, что если украинские разработчики не будут видеть перспектив здесь, они будут уезжать. Правда, жизнь за границей только со стороны выглядит такой привлекательной. Там масса своих сложностей, и траты — повыше, чем у нас. Те $3-5 тыс. в Украине при наших ценах — очень неплохой вариант, в чем уже успели убедиться многие IT-специалисты, поработавшие год-два за границей, вкусившие там не только радости, но и трудности европейской жизни, и вернувшиеся домой. К тому же нельзя забывать о том, что профессия IT-специалиста сейчас самая престижная в стране, и компаниям нужно много чего сделать, чтобы программист принял их предложение о работе. Это нормально, так и должно быть.

Биздев и маркетинг

Для того чтобы у нас было больше продуктовых компаний, украинцам нужно заняться самообразованием и развивать навыки биздева и маркетинга. Посмотрите на американцев и израильтян. Они — боги биздева. Хотя здесь нет rocket science. Просто нужно понимать законы бизнеса, иметь четкую стратегию развития и прислушиваться к тому, что говорят ваши клиенты.

Есть пример Израиля. Сейчас там — мировой технологический центр, обслуживающий не только местный рынок, но и американский, европейский и азиатский. Счет стартапов идет уже не на сотни, а на тысячи (при 8 млн населения); и там говорят о переизбытке инкубаторов, акселераторов и фондов. Он отстает разве что от Долины и Бостона. Из Израиля не ушли аутсорсинговые компании и R&D центры, они просто преобразовались.

Мы сейчас находимся примерно в той же точке, в которой был Израиль лет 30 назад, и я искренне верю, что если мы объединим наши усилия, то мы сможем выйти на более высокий уровень развития всей отрасли в целом.

Венчур

Пока мы далеки от того, чтобы в нашу страну вливали миллиардные инвестиции. Cделка фонда Сороса и Ciklum, привлечение $5 млн инвестиций в Depositphotos (причем $4 млн дал ЕБРР, очень консервативный инвестор), конечно, оживили рынок, однако этого мало. Украина уже столько раз разочаровывала инвесторов, что переубедить их будет сложно. Но нет ничего невозможного, если продолжать работать и перестать думать, что “моя хата с краю, ничего не знаю”.

Мы сами очень избирательно подходим к выбору стартапов и предпочитаем тех, кто ориентируется на глобальный рынок и уже имеет хорошую динамику в продажах. Необязательно, чтобы они были прибыльными, но если есть понимание того, как строить прибыльный бизнес, то это громадный плюс. За такими проектами обычно выстраивается очередь инвесторов, и стартап может выбирать, с кем ему комфортнее работать и чьи деньги “умнее” (я имею в виду smart money).

Не секрет, что сейчас надувается очередной пузырь — на этот раз инвестиционный. Тут показателен пример компании Square (основатель — один из создателей Twitter Джек Дорси). Когда она вышла на IPO в ноябре 2015, то акции размещались по $9; а в прошлом раунде финансирования, в 2014-м, продавались за $15,46. Даже неинвесторам ясно, что такой разрыв (более чем на треть) — это тревожный звонок, который сигнализирует, что пора забывать о гонке за наращиванием капитализации, а включаться в гонку за реальной прибылью.

Нас, то есть Украину, это тоже касается. Хотя у нас полно своей домашней работы. Для того чтобы у нас стало больше продуктовых компаний и стартапов, нужно менять законодательство, снижать бюрократический пресс, убирать коррупцию, обеспечивать соблюдение правил игры и т.д. Но это задача не для ІТ, а для властей.

Украинский потенциал

Сейчас у украинских проектов есть преимущество перед российскими, ведь чтобы получить инвестиции, из-за санкций им приходится переезжать в другие страны. Кстати, они переезжают и в Украину, в том числе, мы знаем несколько таких примеров. К украинцам отношение — лучше. У нас есть преимущество, которым можно и нужно воспользоваться.

Я воспринимаю сложившуюся ситуацию как крутой challenge: построить тут, в Украине, что-то действительно классное, построить great company. Именно для этого я призываю украинских ИТ-предпринимателей объединять усилия и помогать друг другу. Как бы это не звучало наивно как для предпринимателя, но это наша страна, и нам ее развивать.

Вижу цель, не вижу препятствий. Давайте покажем всему миру, на что мы реально способны!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Человек ? *