Мар 23, 2015 - 0 Comments - Без рубрики -

Мы их теряем: друзья уезжают за границу

Весной 1969 в самый разгар войны во Вьетнаме каждый второй американец знал лично кого-нибудь, кто погиб или был ранен во Вьетнаме. Весной 2015 мы приближаемся к тому моменту, когда каждый второй украинец, который лично знает IT-специалиста, будет провожать его на ПМЖ за границу.

Профессия IT-специалиста уникальна не столько высоким окладом, который в 10 раз превышает среднюю зарплату по Украине, сколько возможностью свалить легально, всерьез и надолго.

Если открыть в Linkedin одну из ТОП-20 компаний и пошерстить по сотрудникам, на глаза попадутся уже переехавшие за кордон товарищи. И не когда-нибудь, а еще летом, осенью и зимой 2014 года. Да что Linkedin, — еще совсем недавно на главной странице висел баннер о поиске сотрудников с последующей релокацией в Краков.

И всё бы ничего, если бы не одно но: уезжают друзья. Но не все, а именно программисты и тестировщики.

Если, по данным опросов, в 2013 о долгосрочном выезде за границу и ПМЖ задумывались около 35% IT-специалистов, то под конец 2014 года их число увеличилось до 75%. То есть более чем в два раза.

Уезжают кто сам, а кто — с семьями. И здесь волнует уже не абстрактное и мало что значащее «мозги текут на Запад», но разорванные дружеские связи. Не стоит себя обманывать тем, что вы будете продолжать общение. Проходит полгода-год, у каждого по отдельности течет своя жизнь — и оказывается, что вы вполне можете жить друг без друга. Но что такое жизнь без друзей?

Конечно, в ответ меня спросят: «А что это ты тянешь своих друзей вниз? Давай-ка сам постарайся свалить». Для чистоты эксперимента опустим неудобный момент «уезжать не хочется» и перейдем сразу к реализации, как будто бы человек этого действительно хотел. Для долгосрочного отъезда нужны три вещи: работа, рабочая виза, деньги. Начнем с самого банального и легкодоступного для IT-специалиста ресурса.

Деньги

Работа в IT позволяется множество финансовых маневров, в том числе и покупку авиабилетов. Случай из жизни знакомого тестировщика: приходит он в банк снимать наличку с зарплатной карточки, предъявляет документы, ждет. И тут, в момент выдачи наличных, уже немолодая кассирша с завистью и укором говорит ему: «Ой, у вас такая зарплата. Что ж вы не уедете?». То есть в среде простых смертных основными вопросами являются даже не «как найти работу» или «как сделать визу», но банальное и забытое многими «где взять денег на билет». Знала бы эта леди, что только с финансовой стороны нужно заготовить немного больше капусты, чем только на билеты. И что деньги — это ещё самая легко решаемая часть в вопросе эмиграции.

Но что делать человеку с зарплатой в 200-300 долларов? Брать в долг даже 2-3К при таких условиях — не каждому под силу. На это пойдут либо отчаявшиеся, либо авантюристы. Не относишься ни к тем, ни к другим? Обречен прозябать на родине.

Но, допустим, друг-неайтишник решил финансовый вопрос и готов к эмиграции. Что дальше?

Работа

Для IT-специалиста сойдет и удаленный поиск. Но в случае простого смертного, которому проще искать на месте, возникает порочный круг: чтобы уехать на поиск работы, нужна работа. Западные (да и восточные) компании намного более сговорчивы, если ты программист. Но и тогда тебя не то чтобы встречают хлебом-солью. Повезёт — попадешь в приятный город, где комфортно жить — там и осядешь, как холоп у феодала. Но какова вероятность, что к тебе в тот же город пробьется твой друг-простолюдин? На позицию охранника, грузчика, сантехника. Здесь помогут разве что огромное желание и везение. Опять же, если друг работает менеджером в зоопарке или журналистом в русскоязычной газете — количество вакансий для него в США/Европе/Азии будет стремиться к нулю. А вероятность попасть в один город будет примерно равняться вероятности случайно собрать Кубик Рубика.

Виза

Найденная за границей работа не значит, что работодатель сможет или захочет оформлять визу и брать на себя связанные с этим риски. Опять же, в случае IT-специалиста с этим как-то проще. Работодатель понимает: «этот гений сможет принести мне сотни тысяч долларов. Конечно, я оформлю ему визу и возьму на себя спонсорство его гринкарты, помогу с жильем».

Но допустим, удача улыбнулась русскоязычному журналисту, и он нашел позицию в небольшом англоязычном издании, где закрыли глаза на «дыры» в его CV. Что ж, пора оформлять визу! Упс, а как это делается? И ты рассказываешь им, что они должны сделать, чтобы ты получил свои вожделенные бумажищи. Остается только молиться, чтобы всё происходило так же гладко, как в истории Роберто Артилеса, который попал в стартап, где некому было оформлять рабочую визу.

И даже если работодатель согласится оформить рабочую визу, то этот процесс может растянуться на месяцы. Если IT-специалист не застрахован от «сюрпризов» в виде накрывшейся фирмы или удачно подвернувшегося работодателю ручного индуса, который согласен выполнять его функции за гроши, то что уж говорить о смотрителе зоопарка и забытом журналисте? У них шансов и того меньше.

Деньги, работа, виза — три ингредиента в одном IT-флаконе: с одной стороны они позволяют путешествия, командировки и, наконец, жизнь во многих странах мира. Но c другой — в некоторой степени развращают:
— Какие проблемы, Коля? Приезжай жить ко мне в Америку!
— Но я ж не программист. Как быть с визой и работой?
— Точно. Совсем забыл, что ты кондиционерщик. — У тебя ни визы, ни денег. — Может, хочешь подучить программирование?

Решение

Возвращаемся во Вьетнам: если во Второй мировой пехотинец союзников воевал в среднем 10 дней в году, то во Вьетнаме эта цифра была в 25 раз больше. Каждый десятый служивший во Вьетнаме был ранен или убит. На этом фоне популярной была практика не вступать в тесные дружеские отношения с новоприбывшими, так как была большая вероятность, что зеленца подстрелят. Зачем лишний раз огорчаться?

Подобную тактику скоро можно будет наблюдать и у нас: понимая соблазны и возможности друга-программиста свалить в забугорье, никто из простолюдинов не будет с ним вступать в тесный контакт. Вдруг уедет?

Порой сбиваешься со счета — так часто попадаешь в ситуацию, когда тебе рассказывают про анонимуса, который переехал в США/Европу, и на вопрос «чем он занимается?», отвечают, либо что он тестировщик, либо программист. Когда очередной случай переезда на ПМЖ касается девушки, то магическим образом оказывается, что у неё муж работает сами знаете кем. Лишь в редких случаях золотым ключиком от заграницы бывает выигранная Greencard или (сюрприз) неайтишная профессия.

С другой стороны, идет аналогичный процесс: сегодня многие программисты помогают своим друзьям стать на путь IT. Но как быть с кондиционерщиком Колей, который не может или не хочет учить программирование или тестирование? Солдаты во Вьетнаме знали ответ на этот вопрос: не дружить.

Таким образом, мы станем свидетелями ещё более явной кристаллизации IT-касты в Украине. Не только по признаку доходов, но и по возможности в случае чего уехать. Найдется место для жен программистов, их матерей, отцов, детей. Социальный разрыв увеличивается, мы идем по пути Индии.

Начинаешь с опасением поглядывать на тех своих друзей из IT, кто не поддался пока эмиграционным настроениям. Потому что кто его знает — вдруг в один прекрасный день соблазн станет слишком велик, что-то «щелкнёт» — и ищи-свищи их потом по всему миру. Но они остаются. Поэтому их компанию начинаешь ценить даже больше, чем прежде.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Человек ? *