Май 06, 2014 - 0 Comments - Tehno -

Национальная платежная система: история создания

Расцвет российских платежных систем

Первые попытки создания в России национальной платежной системы были предприняты еще в начале 90-х годов. В 1993 году была создана первая российская система — СТБ Card. В 1993 году появились сразу три: Union Card, новосибирская «Золотая Корона» и проект Сбербанка «Сберкарт».

Изначально российские компании предпочитали использовать для зарплатных проектов отечественные платежные системы, поскольку они обходились дешевле. Самой популярной была Union Card. При этом в магазинах чаще принимали зарубежные карты Visa и MasterCard.

В сентябре 1995 года банки «СБС-Агро», «ОНЭКСИМ», «Международная финансовая компания» и инкассаторская фирма «Инкахран» вложили 250 миллионов долларов в систему «СТБ-Россия». Они планировали создать единую систему платежей, карты которой принимались бы во всех странах СНГ. Но реализация проекта затянулась, а из-за кризиса 1998 года полностью отменилась.

В 2000 году правительство планировало создать единую национальную карту на основе «Сберкарта». Проект столкнулся с массовой критикой со стороны других банков, которые не хотели, чтобы во главе единой платежной системы стоял Сбербанк. К тому же, были проблемы с финансированием проекта, и власти посчитали, что выгоднее сотрудничать с Visa и MasterCard, чем создавать свою систему.

Попытки объединиться

Популярность российских платежных систем стала падать еще в 1998 году в связи с кризисом, которые значительно подорвал доверие к банковским картам. В 2001 году доля Visa на российском рынке составляла почти 30 процентов, к 2003 году достигла 40 процентов. 

В 2002 году, чтобы конкурировать с Visa и MasterCard, Union Card и СТБ Card решили объединить свои усилия и создать единую сеть обслуживания, а также выпустить совмещенную карту STB/UC. В эту сеть вошли более половины российских банков — 650, 3,5 тысячи банкоматов и 26 тысяч торговых и сервисных точек, а годовой оборот, как ожидалось, должен был составить один миллион операций. 

Но совокупное число карт Union Card и СТБ все равно оказалось в два раза меньше, чем у Visa, доля которой продолжала расти быстрыми темпами. Union Card и СТБ вели переговоры о сотрудничестве и с двумя другими российскими платежными системами — «Золотой Короной» и «Сберкартом», но так и не смогли договориться о совместной работе.

В 2003 году платежная система и процессинговый центр СТБ Card были проданы инвестиционной компании «Интеррос» и вошли в группу компаний Росбанка. Оказалось, что новые собственники не заинтересованы в развитии платежной системы. Росбанк даже не приступил к эмиссии карт СТБ, и сеть приема первой российской платежной системы стала уменьшаться. Процессинг СТБ с 2004 года стал работать под брендом компании UCS, которая занимается обработкой операций с банковскими картами международных платежных систем.

«Золотая корона» тоже пыталась создать единую национальную платежную систему совместно с Уралвнешторгбанком. Компании разработали концепцию «Федеральная карта» и в 2003 году обратились с открытым письмом к президенту Владимиру Путину с просьбой помочь в ее осуществлении. Планировалось, что будет создан единый процессинговый центр, к которому будут подключены все российские банки. Компании также собирались заключить сотрудничество с какой-либо из международных карт, чтобы клиенты национальной платежной системы могли расплачиваться и за границей. Ответ от президента так и не был получен.

Законодательные предпосылки появления НПС

На протяжении нулевых позиции российских платежных систем продолжали ослабевать, и вскоре Visa и MasterCard полностью поделили рынок. В 2008 году снова был поднят вопрос о создании национальной платежной системы. Минфин вместе с Банком России начал разрабатывать закон, который создал бы условия для этого.

Официально о законопроекте было объявлено только в 2010 году. Помимо предложения создать национальную систему платежных карт в нем содержался запрет на обработку российских транзакций за рубежом. В случае принятия закона MasterCard и Visa должны были бы совершать операции через операционные и клиринговые центры, которые находятся на территории России, либо отказаться от работы на этом рынке. Платежные системы были к этому не готовы и приложили все усилия, чтобы пролоббировать изменения в законопроекте. В результате закон был принят в 2011 году без поправки о запрете на обработку операций за границей.

В 2010 году был принят еще один закон, который оказал влияние на создание НПС — 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг». Одна из его статей посвящена универсальной электронной карте — удостоверению личности, интегрированному с банковским платежным приложением. В результате этого закона Сбербанк в том же году создал «Универсальную электронную карту» и платежную систему ПРО100. Одновременно с этим был закрыт проект «Сберкарт».

Планировалось, что с 1 января 2014 года карта будет выдаваться всем гражданам, кроме тех, кто специально отказался от ее получения. Но в процессе реализации проекта выяснилось, что для выдачи карты необходимо его личное присутствие каждого гражданина для фотографирования, подписи и получения карты. К тому же, в 2013 году некоторые регионы заявили о недостатке средств на выпуск карт всем гражданам. Поэтому было решено отменить обязательную выдачу УЭК. Всего было выпущено чуть более 200 тысяч карт. На данный момент УЭК принимаются в 65 процентах банкоматов России и в 40 процентах торговых и сервисных компаний.

Инфографика из исследования картографического сервиса 2ГИС 2012 года

Санкции как катализатор

В середине марта платежные системы Visa и MasterCard прекратили обслуживание карт банков «Россия», «Собинбанк», «Инвесткапиталбанк» и «Северный морской путь» из-за санкций, введенных США в связи с событиями на Украине. В связи с этим идея создания национальной платежной системы была возрождена, причем на этот раз события стали развиваться ускоренными темпами.

В конце марта президент России Владимир Путин заявил, что в стране будет создана национальная электронная платежная система. Через несколько дней он поручил правительству и Центробанку рассмотреть предложение Германа Грефа о создании российской платежной системы на базе универсальной электронной карты. На проработку решения президент дал премьер-министру Дмитрию Медведеву и главе ЦБ Эльвире Набиуллиной один месяц. Тогда же в Госдуму были внесены поправки в закон об НПС, в конце апреля они были приняты парламентом. 5 мая 2014 года Владимир Путин подписал закон, который вступит в силу уже 1 июля.

На этот раз в закон все же прошел запрет обрабатывать операции за рубежом. К тому же, согласно документу, платежные системы, не являющиеся «национально значимыми», должны будут ежеквартально уплачивать 25 процентов от среднего объема переводов денежных средств в день за предшествующий квартал. Эта мера должна затронуть и Visa, и MasterCard. По утверждению представителей Visa, объем этого взноса превысит доход компании в России в несколько раз. MasterCard тоже заявила, что закон затруднит работу платежной системы в стране.

Созданием НПС будет заниматься новое акционерное общество, подконтрольное Центробанку. На базе какой системы она будет основана, пока неизвестно. В день принятия закона стало известно, что аудиторы оценили «Золотую Корону» как более подходящую систему для создания НПС, чем УЭК. По их мнению, «Золотая Корона» готова к этому на 80 процентов, в то время как УЭК — только на 40 процентов. К тому же, оказалось, что в Универсальной электронной карте используется программное обеспечение MasterCard

Для полной готовности «Золотой Короне» необходим третий центр обработки данных, который обеспечивал бы устойчивость в случае чрезвычайной ситуации в районе нахождения двух других ЦОДов, которые уже есть у системы. Еще один минус «Золотой Короны» — отсутствие процесса, которые обеспечивает дополнительный уровень безопасности платежей в интернете. По мнению аудиторов, на доработку этих недостатков «Золотой короне» потребуется от трех до шести месяцев. Так что обращение «Золотой Короны» к Путину о создании национальной платежной системы может быть все-таки услышано спустя 11 лет.