Июл 22, 2016 - 0 Comments - Без рубрики -

Нужно ли бояться покемонов?

Если вы боялись, что прогресс и «революция роботов» когда-нибудь погубят привычную нам реальность, то этот момент уже наступил. Правда, в роли захватчиков выступили (пока что) не Скайнет или десептиконы, а милые покемоны. Прячущиеся в самых неожиданных местах «карманные монстры» уже заставили более двухсот тысяч москвичей носиться по всему городу со смартфонами наперевес, в попытках поймать наиболее редких особей. Масштаб происходящего достиг таких размеров, что эксперты и представители власти решили обсудить риски, связанные с Pokemon Go: от раскрытия гостайн до лечения наркозависимости.

Депутат Госдумы Евгений Фёдоров убежден, что весь ажиотаж вокруг Pokemon Go — происки неизвестного рекламодателя.

Main_фёдоров

Евгений

Фёдоров

Депутат Государственной Думы, Член комитета ГД по бюджету и налогам

«Эти 200 тысяч все это скачали под воздействием рекламы. Телевизор включили – там эта игра. Утюг включили – оттуда орёт эта игра. Конечно, хочется посмотреть, о чем речь. Но как только реклама выключится, выключится и игра. Это не прорыв в новое человечество, это просто человечество, ведомое пропагандистскими усилиями. Вопрос для меня как для человека, занимающегося политикой, другой: а кто заказчик этой рекламы?»

Когда телеканал «Вести-24» в течение дня несколько раз дает трех-пятиминутный ролик про покемонов, в котором подробно рассказывается, когда игра придёт в Россию и как в ней зарегистрироваться, очевидно: ведётся раскрутка гигантских масштабов, уверен парламентарий. 

«Но это раскрутка не российского происхождения. Это косвенное воздействие на российские СМИ, которые лежат под иностранной системой управления: рейтинги-то все в Нью-Йорке формируются», — уточняет Фёдоров.

Когда реклама закончится, число пользователей Pokemon Go будет меньше, чем у тех же World of Tanks: игра всё-таки «ментально не наша», не рассчитанная на российский психологический менталитет, прогнозирует депутат.«Обществу надо быть более зрелым, понимать, что им манипулируют, понимать, как манипулируют, и не поддаваться этим манипуляциям», — подытожил он.

Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев, напротив, уверен, что Pokemon Go — первый шаг человечества в новую, виртуальную эру. «Сама по себе игра не представляет особого интереса — это просто первая ласточка», —говорит он. 

Как Angry Birds стали знаком распространения смартфонов, так и Pokemon Go демонстрирует распространение дополненной реальности. При этом сама идея далеко не нова: по крайней мере несколько компаний занимаются подобными разработками уже несколько лет, отмечает Мариничев.

Main_мариничев

Дмитрий

Мариничев

интернет-омбудсмен

«Взрывной бум означает, что общество дошло до того состояния, когда виртуальное пространство начинает перетягиваться к физическому. Это тренд, который не остановить. Игра просто показала, что мы переходим в новую эпоху, в которой взаимодействуем не только с предметами, но и с виртуальными персонажами.
<p>Могу с уверенностью сказать, что никакой опасности от этой игры нет. Для нас это большая ломка, но для общества это большой шаг вперед. Наука говорит о том, что когда-то мы все были обезьянами, жили в лесах, потом вышли в поля, и нам надо было стать прямоходящими. Ломка это? Да. Но в результате этой ломки у нас появился интеллект»

По мнению клинического психолога Михаила Хорса, зависимость от видеоигр ничем не отличается от зависимости от чего-либо другого, будь то алкоголь или книги. Если человек страдает без книжки или определенного вида литературы, это зависимость. Но зависимых от литераторы людей единицы, а зависимых от игр — огромное количество, утверждает психолог. 

«Они играют не потому, что им нравится, не потому, что им это интересно, равзивает, помогает общаться. Они играют, потому что на определенной стадии они уже впадают в депрессивное состояние без этой игры», — уверен он.

Рискуют все, кто играет в игры.

Main_хорс

Михаил

Хорс

Клинический психолог-аддиктолог, специалист по психологии поведения

<p>«Зависимость не сразу приходит, она приходит от многократного употребления наркотика. Игры, или алкоголя, табака, героина… И чем больше человек играет, тем больше вероятность, что у него будет зависимость, то есть, без игры он уже не сможет нормально жить.</p>
<p>Сначала игра – это развлечение, интерес, тренд, мода, но у значимого количества людей потом это превращается в некую истерию. Он уже и хотел бы не играть, он понимает, что по шесть часов в день играть в танчики или ловить покемонов плохо, но он не может остановиться»</p>

Реальной статистики о том, сколько человек в России зависимы от видеоигр, не существует, отмечает Хорс, но он предполагает, что их несколько миллионов — около 10% из тех, кто играет в игры. Примерно такая же статистика и с алкоголем, причем большинство зависимых от алкоголя или от игр никогда не признаются самим себе в этом.

У Pokemon Go есть как позитивные, так и пугающе негативные последствия, считает писатель-фантаст Дмитрий Рус. Если говорить о плюсах игры, технологии дополненной реальности уже сейчас позволяют мотивировать пользователей: они выходят на улицу, они начинают двигаться, смотреть достопримечательности, общаться с товарищами, даже если они тихие, асоциальные личности.

С другой стороны, то, как игра следит за пользователями, должно настораживать, считает Рус.

Main_рус

Дмитрий

Рус

писатель

«Технология сама по себе хорошая. Но раскрутка слишком массовая, явно не для коммерческой компании. Если президент Израиля уже сейчас ловит покемонов у себя в фейсбуке… Выводы делайте сами.
<p>Мне не нравится, что игрушка просит больше прав, чем ей нужно. Мне не нравится, что в пользовательском соглашении она говорит, что может передавать информацию государственным службам и третьим лицам. Если инструмент есть, если уже есть эти закладки — то, понятно, это не просто так»

Компанию Niantiс спонсировал венчурный фонд ЦРУ, добавил Рус. «Возможно, ничего страшного в этом нет», — подчеркнул он.

Дмитрий Рус привел пару примеров того, как игру могут использовать иностранные спецслужбы. «Можно нагнать толпу людей туда, куда надо, чтобы дать нужную картинку на масс-медиа. Можно нагнать 10 тысяч человек к воротам нужного посольства. 10 тысяч человек пришло. 20 человек подняли нужные плакаты — уже интересная картинка!

Другая возможность: через два года, через 10 миллионов пойманных покемонов в Москве, отметить на карте, где были пойманы покемоны, а черные квадратики, где не было поймано ни одного покемона, даже если туда посадить очень редкого — все эти секретные квартиры, центры обучения…».

Единственный способ сопротивляться Pokemon Go — разрушать ее нынешнюю монополию, уверен Евгений Фёдоров. Если эта власть над пользователями будет не у одной компании, а у сотни компаний, монополия будет разрушена, и создатели игры не смогут настолько легко управлять пользователями.

Психолог же считает, что лучшее, что можно сделать с игрой — запретить ее, однако государство, видимо, не хочет этого делать. «Я предлагааю делать всё, что можно. Я родитель, у меня трое детей. Могу ли я запретить эту игру в целом? Нет. Но я могу объяснять своим детям, как это вредно может быть в случае, если ты начнешь это делать и могу жизнь своих детей наполнять каким-то еще смыслом».

Для взрослых же единственный способ наверняка избежать покемонозависимости — не начинать в неё играть, убежден психолог. «Это проблема всех начинающих: пьющие люди не считают, что у них есть проблема. Но те, у кого уже есть проблема, поимели её потому, что начали когда-то. Начали играть в игру — у вас может развиться зависимость, не начали играть в игру — гарантировано у вас этой проблемы не будет».


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Человек ? *